«Это абсолютное дно: государство, виклянчуючи кредит у МВФ, дарит своим менеджерам 46 млн долларов»

0
24

 

Хотя еще год назад заместитель председателя Нафтогаза (сын одиозной Натальи Витренко Юрий Витренко пообещал украинцам: если Украина выиграет в Стокгольмском арбитраже – это почувствуют все, ведь тарифы на газ снизятся на 40%. Но случилось не так, как обещалось.

Законно ли руководство «Нафтогаза» выписало себе миллионы долларов премий и что будет с тарифами на газ для населения? Об этом корреспондент «Вголосу» разговаривал с экспертом по вопросам энергетики, директором энергетических программ Центра мировой экономики и международных отношений НАН Украины Валентином Землянським, председателем Комитета экономистов Украины Андреем Новаком и экономистом, политологом Олегом Соскиным.

В стране, которая пытается взять кредит у МВФ, государственным работникам выписывают миллионы долларов премий. Это правильное решение?

Руководство «Нафтогаза» премировало самих себя аж на 46 миллионов долларов, не имея базы для начисления этой премии. Хотя иск «Нафтогаза» был на 4,6 млрд. долларов, но у нашего газового монополиста есть непогашенная задолженность перед «Газпромом» за газ, который Украина получила в 2014 году, а это 2 млрд. долларов, которые мы должны им заплатить. Следовательно, по решению Стокгольмского арбитража, российская компания должна выплатить «Нафтогазу» лишь 2,6 млрд. долларов. Если рассчитывать по принципу 1% от выигрыша – премия для топ-менеджеров украинского газового монополиста должна составлять 26 миллионов долларов.

«За победу в Стокгольмском арбитраже Коболєву в 2017 году дали 19 миллионов гривен»

Эти «космические» премии руководителям «Нафтогаза» не имеют никакого обоснования. Это не первая премия Коболева. В 2017 году за свою победу в Стокгольмском арбитраже он получил премию, равную своему годовому окладу – 19 миллионов гривен. А сейчас ему и его топ-менеджерам выписали еще одну премию, уже гораздо более значительную – 46 миллионов долларов. К тому же, действительно, в арбитраже мы выиграли не 4,6 млрд долларов, а лишь 2,6.

В этой истории есть еще один нюанс – решение Стокгольмского арбитража относительно «Газпрома» и «Нафтогаза» не окончательное. Пока россияне его оспаривают. И выписывать себе какие-то премии можно было после того, как судебное решение не подлежит обжалованию.

Премирование самих себя – это абсолютно аморальный поступок государственных работников, это преступление и мародерство. Чиновникам «Нафтогаза» премии выписала их же наблюдательный совет, а это те же государственные чиновники. Этот орган должен с каждым из государственных руководителей подписывать контракт, в котором было бы четко указано: сколько государство должно платить, там должны быть оговорены пункты о премировании топ-менеджеров газового монополиста. Зато, в наблюдательном совете постоянно придумывают новые пункты, которые позволяют премировать того или иного чиновника или руководителя госпредприятий.

Если работники «Нафтогаза» выписывают себе такие премии – значит им позволяют это делать. Если бы власть была ответственной, как во Франции или Норвегии, где есть государственные корпорации, то там такого бы не случилось.

В «Нафтогазе» заявили, что 1% от выигранной суммы – это «мировая практика». Это так?

Андрей Новак:

Да, действительно, когда в суде выигрывают определенную сумму, есть практика премировать тех, кто добился этого выигрыша. Проценты могут быть разные, о них договариваются заранее. Но эта практика касается частного бизнеса. А «Нафтогаз» – это государственная структура. И государство, которое просит кредит в размере миллиарда долларов у МВФ, не может премировать своих руководителей госпредприятий на 46 миллионов долларов.

Выделяя такие суммы, нужно учитывать социально-экономическое положение в Украине. Когда человек в стране выживает на 3700 грн, выписывать нескольким должностным лицам государственного монополиста премии в миллионы долларов – это социально несправедливо.

«Не исключено, что частью этих «премий» Коболев и Витренко поделятся с кем-то из государственных руководителей»

Олег Соскин:

За победу в арбитражном суде на процент от выигрыша может претендовать юридическая компания, благодаря которой организация получила победу в судебном заседании. И отнюдь не руководители государственного предприятия, которые являются наемными работниками.

Не исключено, что частью этих «премий» Коболев и Витренко поделятся с кем-то из государственных руководителей: Порошенко или Гройсманом. И скорее всего эти деньги пойдут кому-то на президентские выборы.

А откуда вообще средства на миллионные премии и зарплаты для руководства НАК «Нафтогаз» ?

Валентин Землянский:

В «Нафотогазу» есть задолженность перед «Укргаздобычей», есть убыток «Укртрансгаза» за постоянные сбои в системе. Мы видим, как компании «Киевэнерго» НАК «Нафтогаз» наложил огромные пени и, как следствие – Киев сидит без горячей воды. Вот отсюда берутся деньги и формируется зарплатный фонд всей компании.

«А что от этого выигрыша украинцам?»

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ