Что не так с Черноморским флотом России

0
36

 

Из-за положений Конвенции Монтре 1936 года, согласно которой контроль над проливами Босфор и Дарданеллы принадлежит Турции, Россия ограничена в возможности перемещения через эти водные пути своих военно-морских сил — в частности, это касается авианосцев и подводных лодок. И хотя убыток для Москвы — это прибыль для Вашингтона и НАТО, если Кремлю удастся затянуть Турцию на свою орбиту, столы окажутся перевернуты в пользу России.

Черноморский флот получил шесть недавно построенных дизель-электрических подводных лодок проекта 636.3 «Варшавянка», которые в НАТО называют «Импрувд Кило». Четыре из этих них — «Новороссийск», «Ростов-на-Дону», «Старый Оскол» и «Краснодар» — прибыли в Севастополь в период с 2015 по 2017 год. В сентябре 2017 года в Восточное Средиземноморье были направлены еще две подлодки — «Великий Новгород» и «Колпино», но они никогда не проходили через Босфор, чтобы официально присоединиться к 4-й отдельной бригаде подводных лодок Черноморского флота.

Вместо этого, как отмечает в русскоязычном издании «Взгляд Онлайн» Александр Шишкин (инженер-кораблестроитель — прим. перев.), «Великий Новгород» и «Колпино» де-факто базируются на российской военно-морской базе Тартус в Сирии. Причина тому — налагаемые Конвенцией Монтре жесткие эксплуатационные ограничения в отношении подводных лодок Черноморского флота России.

Статья 12 Конвенции Монтре гласит:

Державы, прибрежные к Черному морю, будут иметь право проводить через Проливы, в целях возвращения к их базе, свои подводные лодки, сооруженные или купленные вне этого моря, если Турции заблаговременно было сделано уведомление о закладке или о покупке. Подводные лодки, принадлежащие названным державам, могут равным образом проходить через Проливы для ремонта на верфях, расположенных вне этого моря, при условии, что точные данные по этому поводу будут даны Турции. И в том и в другом случае, подводные лодки должны будут плавать днем и при том на поверхности и проходить через Проливы в одиночку.

Как отмечает Шишкин, и «Великий Новгород», и «Колпино» имеют законное право войти в Черное море на ремонт. Однако Турция — в соответствии со Статьей 12 Конвенции Монтре — не обязана разрешать этим подводным лодкам возвращаться в Средиземное море. Согласно российской интерпретации текста Конвенции Монтре, подводные лодки могут проходить через проливы только для ремонта. Формулировки в документе по этому вопросу не совсем ясны, однако Советский Союз никогда не пытался отправлять субмарины этим маршрутом вплоть до своего распада в 1991 году. «Лодки могут выходить за пределы Черного моря — но тоже только для ремонта, а не в любой момент времени, — пишет Шишкин, — Российские подводные лодки становятся невыездными до тех пор, пока через 2,5 года не возникнет реальная необходимость в очередном доковом ремонте».

По мнению Шишкина, у России есть три варианта оперативного использования «Великого Новгорода» и «Колпина» в Средиземном море. Первый — возвращать обе подводные лодки на ремонт в Адмиралтейские верфи Санкт-Петербурга. Еще один способ — отправить в Тартус плавучий док. Третий вариант — выполнять работы по техническому обслуживанию в Египте или на Кипре. По мнению Шишкина, предпочтительным является ремонт субмарин либо в Египте, либо на Кипре.

Но ремонт подводных лодок в Средиземном море — это лишь временная мера. Шишкин утверждает, что для устойчивого и оперативно жизнеспособного присутствия дизель-электрических подводных лодок в Восточном Средиземноморье России необходимо будет построить больше субмарин проекта 636.3 или проекта 677 «Лада», что позволит устранить оперативный разрыв. Кроме того, Москве придется обновить инфраструктуру Тартуса для обслуживания этих кораблей.

«Программа-минимум — две подводные лодки для Тартуса, программа-максимум — четыре для Тартуса и две для Черного моря, — пишет Шишкин, — Для Средиземноморского соединения ВМФ России, обреченного рано или поздно снова стать эскадрой, бригада собственных (а не прикомандированных — прим. источника цитаты) подводных лодок будет как нельзя кстати. Достаточно сказать, что четыре подводные лодки проекта 636.3, помимо выполнения традиционных противокорабельных и противолодочных задач (72 торпеды — прим. источника цитаты), могут выставить до 96 морских мин или выпустить до 48 крылатых ракет 3М14 комплекса „Калибр» по береговым целям».

Такие силы России в Восточном Средиземноморье, безусловно, будут представлять угрозу не только для военно-морских сил НАТО, но и для целого ряда целей по всей Европе. Оснащенные «Калибрами» подводные лодки класса «Импрудв Кило», дейтвующие в Средиземном море, позволят России с высокой точностью поражать стратегические цели в любой точке Европы. Если бы развернутые на этих субмаринах ракеты «Калибр» были оснащены ядерными боеголовками, Россия потенциально могла бы угрожать ядерным оружием всему континенту, как когда-то Советский Союз, в распоряжении которого имелась баллистическая ракета средней дальности РСД-10 «Пионер» (по классификации НАТО SS-20 Saber — прим. автора), впоследствии запрещенная договором 1987 года о ликвидации ракет средней и малой дальности.

Однако России, возможно, не придется возиться со строительством дополнительных дизель-электрических подводных лодок для своего Черноморского флота. Если президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган продолжит дрейфовать от Запада в сторону орбиты Москвы, то не исключено, что в будущем ориентированная на Кремль Анкара может пересмотреть или переосмыслить Конвенцию Монтре. Турция ранее разрешила Советскому Союзу транзит авианосцев классов «Киев» (в отечественной классификации проект 1143 «Кречет» — прим. перев.) и «Адмирал Кузнецов» (в отечественной классификации является развитием проекта 1143 — прим. перев.), которым также запрещено проходить через Босфор, под предлогом того, что эти корабли относятся к «авианесущим крейсерам».

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ